Значимая мелочь

Сатьяджит Сат в книге «Трейдеры, пушки и деньги» рассказывает историю о том, как прогорели азиатские производители лапши:

Трейдеры заключили новую сделку с ОСМ, достигнув новых вершин креативности. По условиям этой новой трансакции, прежняя невыгодная для ОСМ сделка была отменена, и компания не понесла за это убытков. Ее заменил новый своп. Сумма новой трансакции составила 600 миллионов долларов. По условиям нового свопа компания ОСМ обязывалась следующие три года выплачивать фиксированную сумму в долларах. Эта сумма была 4 миллиона долларов в месяц. Взамен дилер будет выплачивать ОСМ сумму, рассчитываемую по сложной формуле:

Максимум от [0; NP × {7 × [(LIBOR² × 1/LIBOR) − (LIBOR⁴ × LIBOR⁻³)]} × количество дней в месяце/360],

где NP — 600 миллионов долларов; LIBOR — шестимесячная ставка LIBOR в долларах

Финансовая механика была просто ослепительной, за исключением одной проблемы. Сложная формула, приведенная выше, если вы проделаете вычисления, всегда окажется равной нулю. Дилер никогда ничего не будет платить ОСМ, а вот ОСМ должна будет выплачивать дилеру по 4 миллиона долларов в месяц в течение трех лет. Это и был нужный дилеру результат.

В компании ОСМ были финансисты. Или «финансисты»?

В книге «Countdown to Zero Day» (книга посвящена Stuxnet, первой боевой малвари, нацеленной на противодействие иранской ядерной программе), её автор Зеттер (Zetter) рассказывает следующее. Некто Хан (Khan), работавший ранее в Urenco, украл и продал Пакистану, Ливии и Ирану чертежи центрифуг, которые, работая в каскаде, позволяют осуществлять обогащение урана, а также сами центрифуги. Где-то в 2000-е ЦРУ внедрило своих агентов в цепочки этих поставок и поставляла в эти страны модифицированные компоненты, которые выходили из строя, не вызывая подозрений. В частности, были модифицированы вакуумные помпы, которые должны были ломаться через случайные промежутки времени и таким образом, чтобы было трудно установить источник проблемы и выявить общность этих поломок.

Из всех модифицированных ЦРУ помп шесть ушли в Ливию, а седьмая приехала в Иран. Инспекторы МАГАТЭ, осуществлявшие надзор за иранской ядерной программой, наткнулись на последнюю в городе Натанз; иранцы не знали, что помпа была изменена. Помпа выделялась на фоне остальных одной мелочью: на ней была наклейка, указывающая на неё как на собственность американской Национальной лаборатории Лос Аламос, где эту помпу модифицировали. В ходе расследования МАГАТЭ выяснилось, что серийный номер на помпе следует за номерами тех, что были в Ливии, что указывает на то, что эти помпы из одной партии. Инспекторы отследили заказ на помпы до американской лаборатории. Никто так и не понял, как наклейка попала на модифицированную помпу в Натанзе, и почему иранцы ничего не заподозрили и не обратили на неё никакого внимания.

Как по мне, так это примеры легендарного восточного распиздяйства.