Полярный мир

Довольно давно (с тех самых пор, как Лавров при каждом удобном случае об этой многополярности заговаривал) я хотел написать о «полярности» мира, но всё как-то руки не доходили. Если цитаты не врут, сегодня президент опять эту тему затронул — в своей пресс-конференции.

Для того, чтобы понимать «ценность» многополярного мира, нужно либо немного подумать, либо почитать что-нибудь из политической философии. У меня в ходу «The Tragedy of Great Power Politics», John Mearsheimer. В принципе, достаточно понимать, что мир — это такая же экология, где каждое государство друг другу и хищник и добыча, конкурируют они за ресурсы и призваны обеспечить собственную безопасность, а в идеале — полное и безоговорочное доминирование. Миршаймер, конечно, развивает эту тему куда детальнее, показывая слабую предсказательную силу иных, в том числе «либеральных» концепций (это очень широкое понятие, охватывающее целый класс теорий), предполагающих, в числе прочего, что внутренние свойства системы (напр., «демократия») изначально лучше других («диктатуры»). Поэтому для либералов есть «хорошие» государства и «плохие»; «хорошие» следуют общим правилам и не начинают войн, а «плохие» — напротив. Более того, «либералы» считают, что скрупулезный подсчёт соотношения сил для объяснения поведения «хороших» государств не важен. «Плохие» государства склонны приобрести дополнительные ресурсы за счёт других государств, но это только потому, что они плохо управляются, так что в идеальном мире, где есть только «хорошие» государства, сила не будет иметь значения.

Среди всех теорий, нашедших себе место под широким зонтом либерализма, особо влиятельны три. Первая утверждает, что высокий уровень экономической взаимозависимости государств делает маловероятным их войну. Основой стабильности, согласно этой теории, является создание и поддержание либерального экономического порядка, который позволяет свободный экономический обмен между государствами.

Вторая, теория демократического мира, считает, что демократии не воюют с демократиями. Следовательно, мир, состоящий только из демократических государств, будет миром без войны.

И наконец, некоторые либералы считают, что международные органы расширяют сотрудничество между государствами и поэтому значительно уменьшают вероятность войны.

Мне представляется, что агрессивный реализм куда ближе описывает действительность, хотя влияние факторов выше тоже присутствует. Но основной смысл моего текста состоит в том, что многополярный мир — это мир, в котором война максимально близко.

Наиболее мирный период — послевоенный, в котором США набрало ресурсов и развивалось, а основные страны-участницы Второй мировой войны зализывали раны и восстанавливали свои экономические и человеческие ресурсы. Конечно, с точки зрения любого властолюбца, ситуация, грозящая войной, но позволяющая ему быть в числе элиты, более предпочтительна, чем мир без войн, в котором ему отведена скромная роль. Агрессивная и жадная обезьяна скорее готова спалить всех своих соплеменников в огне, лишь бы быть первой, хоть и в своём маленьком лесу.

Абсолютное большинство людей существует только потому, что их существование оправдывает положение высших слоёв — элита должна кем-то править; с подданных можно собрать денег в бюджет, который потом будет поделен среди своих; кто-то должен формально подтверждать легитимность существующего правления для внешних игроков и, в отдельных случаях — ценой своих жизней спасать элитку от утилизации.

Как только население перестанет оправдывать своё существование для элиты или возникает внешняя угроза, можно организовать войну, устранив таким образом наиболее опасный элемент (в основном крепких мужчин). В России, где основную роль в наполнении бюджета играют отнюдь не налоги с граждан, а НДПИ, утилизировать можно ещё больше, если бы не было внешних угроз.

Возвращаясь к многополярному миру: мир задыхается от мусора и ядов; океаны становятся всё более пустыми из-за загрязнений и хищнического лова; планета окружена кольцом из мусора уже космического. Однополярный мир позволил бы устранить эти проблемы одним запретом, которому бы повиновались все. Многополярный мир ведёт нас к очередной войне и не даёт никаких преимуществ, а угрозы тирании, которые возникают в однополярном мире, для каждого в отдельности столь же реализуемы и в мире многополярном, где каждое государство с его царьком творит что хочет на подведомственной ему территории, и никто не готов вмешиваться. Достаточно подумать, сколько ресурсов бы высвободилось, если бы не нужно было держать оборону друг против друга.

Единственное преимущество многополярности — удовлетворение раздутого самомнения элит.