О смертной казни

Прекрасные новости о согражданах:

52% респондентов считают, что в России следует вернуться к применению смертной казни, 30% — за продолжение моратория на неё, и всего 4% — за полную отмену. Также россиянам был задан вопрос: «За какие преступления допустимо применять смертную казнь?» 68% участников опроса считают допустимым применение смертной казни за сексуальное преступление против несовершеннолетних. Несколько реже, но тоже большинством люди поддерживают смертные приговоры за убийство (57%), терроризм (53%) и изнасилование (52%).

И один из множества фактов:

Школьного учителя оправдали в Петербурге по делу о педофилии. Следствие заставляло 9-летнюю девочку лгать о сексуальных контактах в подсобке

В Петербурге вынесен оправдательный приговор учителю 375-й школы Красносельского района ░░░░░░░ ░░░░░░░, которого обвиняли в сексуальном насилии над девятилетней девочкой. Экспертиза признала, что следователь диктовала ей описание интимных тонкостей. <…> Мать школьницы созналась, что показания были написаны под диктовку девушки-следователя Красносельского отдела ГСУ СК Петербурга.

░░░░░░░ 61 год. В СИЗО он провел больше года и еще два месяца — под домашним арестом. Меру пресечения отменили и признали за ним право на реабилитацию.

Все аргументы «за» и «против» смертной казни были разобраны уже больше ста лет назад (см., к примеру, «Исследование о смертной казни» Кистяковского А.Ф. 1897 г.) со вполне однозначными выводами:

Когда окончена работа создания государств, когда добыто формальное единство, умственное, нравственное и религиозное - потребности человека изменяются. Государство и его учреждения приобретают такую крепость, что для поддержания их нет нужды в жестоких мерах. Благодаря государственной жизни человек достигает той степени экономического, общественного и умственно-нравственного развития, для дальнейших успехов которого необходимо принятие целесообразных мер, а не жестокая система наказания. Естественным следствием всестороннего обеспечения является смягчение нравов, с чем тесно соединено исчезание нравственной необходимости смертной казни. В это-то время является и философское сознание, что смертная казнь есть наказание несправедливое, бесполезное и ненужное.

Итак, самый неоспоримый факт, что по мере развития народов необходимость применения и самое применение смертной казни более и более уменьшаются. Процесс этого уменьшения, хотя и очень медленный, но до такой степени однохарактерный и постоянный, что тождественность направления его в будущем не подлежит сомнению; совершившееся уменьшение слишком громадно, а оставшиеся случаи смертной казни слишком незначительны для того, чтобы уменьшение остановилось и не окончилось полною отменою. <…> Общественные перемены зависят от нарождения новых потребностей; осуществление их можно замедлить, но предотвратить их нет возможности. В начале нынешнего столетия усилия дальновидных людей Англии, направленные к тому, чтобы отменить смертную казнь за многие преступления, оказались безуспешны. Но едва только совершилась парламентская реформа, как непосредственно за тем последовал целый ряд законов, сокративших применение смертной казни. То же самое повторилось и во Франции: парламентская перемена непосредственно сопровождалась отменою смертной казни за многие преступления. Ручательством за неизбежность отмены служит то, что отмена смертных казней происходит не столько от рефлектированных убеждений нескольких мыслителей, не столько по воле законодателя, сколько вследствие тех полустихийных, полурефлективных перемен, которые совершаются в более или менее значительной массе народа. Кто определенно и когда именно научил европейские народы не применять смертную казнь за религиозные и нравственные преступления? Разве многие из присяжных, не допускавшие и не допускающие смертной казни за преступления против собственности, читали сочинение Беккариа или другого писателя, противника смертной казни, или даже слышали их имена? Разве есть какой-нибудь закон или какое-нибудь положительное определение о крайне ограниченном в действительности применении смертной казни за некоторые преступления, за которые до сих пор, так же как и прежде, закон угрожает этим наказанием? Кто внушил европейским народам то отвращение, которое они питают к обязанности и личности палача?

<…>

Существование элементов и сил, на которых держится смертная казнь, дает поддержку тем мыслителям, которые отстаивают справедливость и необходимость смертной казни. Но не следует забывать, какое значение и какой смысл имеет нынешняя философская защита справедливости и необходимости смертной казни. В XVIII в., накануне отмены пытки, записные специалисты с непоколебимым убеждением излагали теорию справедливости пытки и рисовали падение правосудия с ее уничтожением. А в настоящее время разве не назовут варваром или сумасшедшим того, который бы вздумал отстаивать муки застенка? Когда в XVIII в. шла речь об отмене изысканных казней, много было пророков, которые предсказывали европейским народам страшное увеличение тяжких преступлений от уничтожения столь справедливых наказаний, как колесование, четвертование, сожжение и др. И однако ж какой образованный европеец станет в настоящее время доказывать справедливость квалифицированной смерти? В 1862 г. генеральный прокурор Бельгии восстал на защиту смертной казни, доказывая ее необходимость и предсказывая падение правосудия с ее уничтожением. Один из членов Бельгийской ассоциации содействия отмене смертной казни так отвечал ему: «Господин де Бави верит в необходимость смертной казни и опасность ее отмены. Такова история всех гнусных учреждений, которыми некогда было наполнено уголовное право и которые ныне отвергнуты; такова история пытки, которую Мюйар де Вуглан, тоже или почти тоже генеральный прокурор, признавал необходимою в конце XVIII в., в ту самую минуту, когда собирались ее уничтожить; такова история клеймения, которое Тарже, другой знаменитый магистрат, провозгласил спасительным и необходимым для преследования злодеев; такова история отрезывания кисти у отцеубийц, которое считали необходимым для того, чтобы воспрепятствовать детям убивать отцов и матерей; такова история публичной выставки, которую считали необходимою и которую не осмелились уничтожить во Франции в 1832 г., боясь подвергнуть опасности общественную безопасность; такова история преступлений подлога, воровства и других, за которые считали необходимым определять смертную казнь, если они сопровождаются известными отягчающими обстоятельствами; такова история палок, которые считались необходимыми для поддержания дисциплины солдат; такова история четвертования, колесования и пр., которые общество считало необходимыми и о которых оно ныне не может вспомнить не краснея; такова, наконец, история всех злоупотреблений и всех успехов». Замечательно, что за исключением самого незначительного числа схоластиков, для которых события не существуют и которые потому отстаивают абсолютную справедливость и необходимость смертной казни, почти все остальные приверженцы смертной казни защищают ее не в принципе, а ради временной ее необходимости и полезности, ради того, что общество еще не доросло до отмены.

Придётся сделать вывод, что половина общества Российской Федерации до отмены смертной казни пока нравственно не доросла.