Кадастровые игры

«Коммерсантъ» и другие издания где-то с сентября периодически пишут о волнениях, которые происходят вокруг кадастровой стоимости. В частности, в НК РФ просочилась поправка, согласно которой перечень имущества, налог на который можно взимать от кадастровой стоимости объекта, расширен.

Конечно, в отличие от граждан, которые безропотно перенесли обложение их налогом от резко возросшей стоимости, у бизнеса есть свои рычаги влияния. Побежали курьеры, и вот месяц спустя досадная «неточность» устранена.

В качестве одного из аргументов против приводят «повышение налоговой нагрузки». Однако на деле речь идёт о том, что бизнесу продолжат разрешать платить по балансовой стоимости, то есть по стоимости, которую бизнес при наличии грамотного консультанта в состоянии себе нарисовать если не совсем произвольно, то с большим дисконтом. Вторая сторона медали — плохо отработанные методики кадастровой оценки, что приводит к завышению стоимости в отдельных случаях.

Такая дихотомия (когда налогообложение сильно различается в зависимости от категории лица, платящего налог, и немного зависит от вида имущества) постепенно должна быть преодолена, просто хотя бы из соображений государственного планирования.

По сути, весь кадастровый учёт (в первую очередь земельных участков) всегда преследовал цель сделать налоговую систему прозрачной и понятной, а объём взимаемых в казну налогов — прогнозируемым. Нынешняя ситуация на мой взгляд выросла исключительно из лоббирования своих интересов крупными компаниями. Согласно цитате «Коммерсанта»:

Фактически, указывает глава РСПП, это «означает непредсказуемое для делового сообщества расширение налогообложения по кадастровой стоимости на любые объекты недвижимого имущества, в том числе на производственные комплексы и списанное, но не снятое с учета в Росреестре имущество, начиная с 2020 года». Формулировка может привести к «существенному росту налоговой нагрузки и вызовет сокращение инвестиционной активности», отметил господин Шохин.

То есть крупные компании держат на балансе множество объектов недвижимости, которые «списаны» согласно данным балансового учёта, но не сняты с кадастрового учёта в Росреестре с соответствующим погашением прав. Тратить силы на снятие объектов с учёта они либо не считают нужным, продолжая делать из Росреестра помойку из «мёртвых» записей (между делом искажая реальную картину с объектами недвижимости по региону), либо эти объекты списаны только по балансу, а де-факто используются в экономической деятельности. Попытку государства подойти к вопросу формально, как и положено («есть зарегистрированные права на объект — плати!») компании блокируют лоббистским ресурсом. Удобненько устроились.

Я так думаю, что если поставить реальный и неотменяемый срок на введение обложения любой недвижимости от кадастровой стоимости года эдак с 2022, бизнес очень быстро поможет в разработке нормальных методик кадастровой оценки. Но на «чистку» Росреестра от «мертвечины» бизнесу придётся потратиться, а за реально используемое — заплатить.