Бастиа

Правительство Российской Федерации запретило ввоз дешевого бензина.

Кому нужны ещё доказательства того, чьи интересы реально защищают эти люди? А ведь казалось бы, борьба с бедностью провозглашается одним из основных приоритетов.

Уже очень давно Фредерик Бастиа написал работу «Что видно и чего не видно», в которой вполне исчерпывающе показал, что господин Прогибан, лоббирующий новый закон по запрету ввоза в страну дешёвого металла, приносит убыток в целом, потому что простой Жак принужден платить за металл 15 франков господину Прогибану, вместо того чтобы заплатить 10 за металл ввезённый и оставшиеся 5 — за какую-нибудь местную книгу или иной товар, который в новых обстоятельствах он себе более позволить не может. Следовательно, Жак (или, у нас, Иван) стал беднее, ибо на свои деньги он может позволить себе меньше. Одновременно беднее стал и местный книгоиздатель с автором, потому что у него ничего не купили. Обогатился только господин Прогибан.

Цена топлива влияет на общий уровень цен, потому что в любой цене заложена стоимость перевозки. Более дешёвое топливо создаёт для всех участников логистической цепочки возможность снижения цен на услуги, а в конечном итоге — на все товары, что в целом ведёт к повышению покупательной способности внутренней валюты. Но этим господам не нужно, чтобы вы покупали больше товаров по более низким ценам.

Есть у Бастиа идея получше: запретить окна и заделать их совсем, поскольку дешёвый солнечный свет мешает энергогенерирующим компаниям, а также производителям осветительных приборов получать прибыль и развивать национальное производство (импортозамещение!). Потребители, лишённые солнечного света, будут больше покупать ламп и потреблять больше электричества, что благотворно скажется на развитии внутреннего потребления и страны в целом. Не дай бог депутаты прочтут; ведь реализуют, ей-богу!